Дневник провинциального журналиста (rukhakasia) wrote,
Дневник провинциального журналиста
rukhakasia

Рекорды умыслов

Правоохранительные органы Абакана ставят рекорды расследования уголовных дел без состава преступления, но по мудрому указанию свыше. Исходя из своего прошлого опыта, скажу, что местечковые обиды начальников разного калибра обставлялись хоть неким подобием доказательств и законности. Предыдущая неделя показала, что обиды свыше вовсе не требуют улик. Когда доказательств нет – таковыми могут назвать все, на что способна фантазия. 

Для понимания. У меня нет ощущения, что ведется следствие. Идет некое разоблачение наших истинных умыслов, замаскированных этой статье, против великих людей. Все это больше напоминает расправу.


Начну с того, что 19 августа (после моего конвоирования в УВД по Абакану) было предъявлено постановление о возбуждении уголовного дела без номера, даты и статьи, по которой подозревают привезенного на кару. Из этого уникального документа следовало, что Афанасьев подозревается по части 3 статьи 293 УК РФ. Смекнув, что дознаватель так торопилась, что напутала в собственном постановлении, я потребовал оперативников разъяснить мне эту 293 статью. Милиционеры смутились и ринулись искать УК. Потуги увенчались успехом минут через 8-10. Оказалось, это «Халатность». 

Меня подозревают в халатности – спросил оперов.
 

Не знаем – ответили те. Нам велено доставить и провести личный обыск. 

Храни вас Бог – оставалось напутствовать.

Личный обыск показал, что милиционеров интересовал мой телефон, ключи от квартиры и гаража. Ключи от квартиры, как я понял, доказательство того, что я находился дома, когда «с умыслом на клевету» оболгал великую местную знать. Повезли домой. До 2 часов ночи дознаватель изымала мой системный блок, CD, DVD-диски и единственную флешку «перемотанную синей изолентой». Кстати, забавный момент. Компанию «следственно-оперативной группе» составил неизвестный тип. Он внимательно изучал содержимое моего системника, диски, а когда это его не устроило, предложил следователю провести «полномасштабный обыск». Парень дотошно перебирал мои бумаги и торжествовал, когда находил очередной завалившийся диск (ненужные CD я использую как подставку под кружку с кофе). Сильно насмешил, когда принюхивался к системнику. Эдакий пинкертон. У меня не было сомнений, что он – опер. Оказалось, парень даже в милиции не работает. Трудится где-то в местном Минобразования специалистом по компьютерным сетям. Но человек очень ответственный. Готов изобличать тайные умыслы любого, куда его берут в качестве эксперта правоохранительные органы. Даже когда его об этом не просят.


Неделя началась с возвращения мобильного телефона и вручения, наконец, постановления о возбуждении уголовного дела. В описательной части которого, я вновь не обнаружил номер статьи «129», а лишь цитирование ее основополагающих принципов (умышлено, заведомо ложные и т.д.). К тому же дознаватель объявила (и предъявила постановление) о том, что три изъятых системных блока (мой, Григория и Эрика) направляются на «судебно-техническую экспертизу». Эксперт должен установить, присутствует ли в системных блоках текст статьи «На СШ ГЭС слышны стуки людей». Вторник и среда прошли без посещения отдела дознания абаканской милиции.

В четверг вызвали сразу обоих, Григория и меня. Мы пришли, а дознаватель нет. С Гришей в кабинет мы заходили отдельно. Коллеги дознавателя пояснили мне, что она «у Фирсова», а Григорию, что на «следственных мероприятиях по другому уголовному делу». Попросили придти после обеда. 

В назначенный час, Григорию вернули телефон, а мне предъявили постановление о назначении местному университету лингвистической экспертизы на статью. Я тут же вспылил, «эксперты» были давно мне известны по другим моим уголовным делам. Сам университет не имеет лицензии на право проведения таких экспертиз, а вся квалификация «экспертов» сводится к тому, что они много лет работали преподавателями и являются специалистами. Были в тот день у дознавателя ко мне другие важные вопросы. 


В статье вы пишете, что были стуки, а вот эксперт такой то сказал, что стуков не было. Был звук – посмотрела она вопросительно на меня. 

Я попытался было объяснить, что в определенных условиях, звук производная стука, но, как я понял, понимания не встретил.

В пятницу вновь вызвали с Григорием. Между нами проводилась очная ставка. Григорию, например, задавали такой вопрос: «Предоставляя информацию Афанасьеву, желали ли Вы показать ему свое негативное отношение к МЧС, руководству «РусГидро» , президенту РФ и т.д.» (таки написано «и т.д.»). Григорий впал на пару секунд в какую-то нирвану, я не выдержал, рассмеялся. Мне был задан вопрос: «Вы восприняли предоставленную Назаренко Г. ,информацию как выражение им своего негативного отношения к руководству «РусГидро» , президенту РФ и т.д.». Стало еще смешнее. 


Я даже не знаю, как отвечать на подобные вопросы. Нет, мы ответили, что нет, не показывал. Нет, не воспринял. Но за чей идиотизм (я так полагаю, умышленный) мы еще должны оправдываться? Кто придумывает подобного рода вопросы? Я сомневаюсь, что некто сидит в Москве, пишет дурацкие вопросы и спускает в Хакасию. Это местные, очевидно. 

После того, как мы разобрались с негативом в адрес МЧС, «РусГидро» и президента, в кабинет вошла некая дама с папкой. С умным видом она рассматривала страницы, как вдруг неожиданно протянула папку мне. Первый лист поставил все на свои места в этом уголовном деле. Это была готовая лингвистическая экспертиза моего текста. На мой взгляд, это рекорд. Провести лингвистическую экспертизу менее, чем за 12 часов, на такое способны только хакасские эксперты в местном университете.
В экспертизе все в строгом соответствии с линией партии. Оскорблял, клеветал, состоял, получал, преступление совершил. Осудить и в трюм. С подписями, печатями, прошита как полагается для экспертных заключений. Читать я ее подробно не стал, адвоката все равно не было. Просто отпихнул от себя на стол. Тут дама подала голос: Видите, эксперты установили клевету. 


А Вы вообще, кто – поинтересовался я.

Я начальник отдела дознания УВД Красикова (или Красникова) – ответила женщина с видом словно передо мной всемирно почитаемая святая. И продолжила с торжествующим видом: Вы только тем и занимаетесь, что клевещите на людей, я вас знаю. Если вы меня не знаете, это не значит, что вас не знаю я. Ну, Вы будете извиняться – закончила она свой монолог.
Фууууу, бл…ь – вырвалось у меня. И вышел. 

В субботу поехал в Храм. Его мне не хватало все эти дни. Мысли пришли в порядок, душе стало спокойнее. Сходил на исповедь. Наш батюшка – отец Александр - легендарный человек. В советские времена, примерный коммунист, лучший учитель в республике (тогда ХАО), знал все труды Ленина наизусть. И вдруг… Прочитал Евангелие, пришел в областной (тогда) комитет КПСС и отдал партбилет со словами: Я не могу Вам врать. Его преследовали, отчитывали, разбирали, но он стоял на своем: хочу служить Богу и лечить души. В его небольшом приходе, порой яблоку негде упасть. Лечит…

Завтра причастие.

(Прощу прощения за некоторую корявость текста, нет возможности вычитать, мой системник не вернули, а занимать чужой долго – не удобно)

Tags: СШ ГЭС, уголовное дело
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 72 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →